Заява фракції Єдиного Центру у Закарпатській обласній раді

Заява фракції Єдиного Центру у Закарпатській обласній раді

Фракція Єдиного Центру виступає категорично проти будь-яких спекуляцій на мовній темі в освітній реформі. Так само, як і наші західні сусіди, ми вважаємо, що знання державної мови є одним із головних ідентифікаторів належності до держави.

Публікаціявсі друкуватиДрукувати

Віктор Балога: Янукович пропонував залишитися в уряді, але я ставив питання ширше
2013-02-22 11:49:00

Віктор Балога: Янукович пропонував залишитися в уряді, але я ставив питання ширше

Інтерв‘ю лідера Єдиного Центру, народного депутата України Віктора Балоги інтернет - виданню Цензор.нет (далі - мовою оригіналу).

- Почему после выборов Вы остались внефракционным, а Ваш брат Павел Балога вступил, хоть и ненадолго, во фракцию ПР? Ведь Вы в одной партии и в одной семье.

 

- Ответ очень простой. Меня давно приглашали в Партию регионов, а я туда не хотел идти. Говорили, пусть хотя бы кто-то зайдет. Со мной разговор на эту тему не вели. Вели с Павлом.

 

- То есть перед выборами он брал на себя обязательства войти в ПР?

 

- Не было абсолютно никаких обязательств. Были разговоры после выборов. Я этого не одобрял.

 

- Почему это пребывание во фракции было таким коротким, буквально несколько дней?
Он первый и единственный депутат, кто заявил о выходе из ПР.

 

- Я думаю, что это чисто личное, связанное с «комфортом» нахождения там.

 

- Но он же советовался с Вами, когда писал заявление о выходе?

 

- Нет, именно тогда он не советовался.

 

- Вы поддержали его в этом решении?

 

- Сказал, что я тебе не советчик: «Ты знаешь, для меня было более дискомфортно, когда ты туда шел».

 

- На выборах в Закарпатье, кроме Вас, баллотировались 3 ваших родственника, а сейчас в политику пошла и Ваша жена. Вам не кажется, что такой родственный подход не совсем европейский?

 

- Баллотировались не по списку Партии регионов, не по списку какой-то другой политической силы, а баллотировались по мажоритарке. И только от избирателей зависело, поддержат их или нет. Если бы они были в партийных списках - это было бы неправильно. А так, если люди доверяют им лично, то будем работать дальше.

 

- Как на данный момент развивается ситуация: остается Ваш брат депутатом или нет, и как Вы считаете, удастся ли Вам все-таки отстоять мандат в дальнейшем?

 

- Вопрос не в мандате моего брата, или мандате Домбровского. Вопрос в каждом гражданине Украины, в принципе. Если нарушается Конституция, и Президент, как гарант, не обеспечит ее выполнение, то мы понимаем четко, что это уже не государство. Отсутствие независимой судебной власти - это путь в никуда, путь к рабству. Поэтому вопрос не в этих двух депутатах, вопрос во всей законодательной ветви власти, вопрос в судебной ветви власти, вопрос в простом гражданине Украины. А как он может себя чувствовать в рядовых судах, если себя не может защитить законодательная ветвь власти? Это уже вакханалия. Поэтому я снимаю вопрос по этим двум депутатам. Наверное, и хорошо, что такую вещь сделали, чтобы общество видело, что мы болеем, и очень тяжело болеем.

 

- Вам не говорили коллеги из ПР: «Одумайтесь, что Вы делаете?» и т.д. Ваш бизнес или бизнес членов Вашей семьи начали давить?

 

- Давайте мы с Вами о бизнесе не будем говорить. Мне было предложение войти в новое правительство Азарова.

 

- На той же должности?

 

- Нет. На любой должности, но остаться в правительстве.

 

- То есть, должность выбирали Вы?

 

- Не в этом вопрос, что я выбирал или не выбирал. Мне предлагали принять политическое решение остаться в правительстве. И здесь не имеет значения, какое министерство - ты член правительства. Я вопрос иначе поставил. Находясь в правительстве два года, уже работая министром правительства Януковича, я знал, что вопрос не в должности, а вопрос в том, куда мы движемся, и что будем делать. Если мы из тюрьмы отправляем лечиться Юлю (Тимошенко, - прим.ред), если мы Юру (Луценко, - прим.ред) выпускаем потому, что он больной и есть решение Европейского суда, если действительно мы от деклараций переходим к тому, что мы реально подписываем в этом году ассоциацию с Европейским союзом, то, в принципе, я готов и мандат сдать! Я готов и в правительство не идти, спасибо за предложение и доверие ко мне. Я готов просто заниматься любой ответственной работой и уйти из политики! Потому что если Янукович вопрос евроинтеграции решит, то страна будет совсем другая и совсем по-другому будет смотреться в мире. И для меня вопрос политики уже не будет играть никакой роли. Со стороны Президента стоял вопрос, готов ли я быть в правительстве, а с моей стороны стоял вопрос более широкого видения - готов ли он такие решения принять. Я считаю, что самая большая политика, как для оппозиции, так и для Президента - это подписать с Брюсселем договор об ассоциации, после которого речь может идти о договоре о членстве. И потом как можно быстрее договориться с парламентами стран ЕС о скорейшей ратификации соглашения о членстве.


- Судя по тому, что Вы не в правительстве, Вам сказали, что будет другое направление.

 

- Когда я шел работать в первое правительство Азарова (за что «получил по голове» от избирателей Западной Украины), то у меня была просьба к Президенту: готов работать на Президента Януковича, работать на Украину, но я хочу быть в правительстве, которое будет идти в Европу. Очень надеялся, что мы за эти два года много сделаем для этого. Но когда, за два года работы, при моем пребывании в правительстве, мы получили осуждение Луценко и Тимошенко, когда утвердились сомнения относительно реальности нашего вхождения в единую европейскую семью… Дальше, как нормальный человек, побоялся себя сжигать работой там. Понял, что моего пребывания в правительстве очень мало для того, чтобы необходимые позитивные решения были приняты.

 

- У Вас в последнее время довольно жесткие высказывания о процессах над Тимошенко и Луценко. Я процитирую одно из последних: «Ни закона, ни морали, ни здравого смысла в голове у власти не существует». У Вас такое мнение было с самого начала этих процессов?

 

- Уже когда арестовали Луценко, у меня было такое мнение. Просто, когда я находился в правительстве, был один стиль разговора с обществом, а как депутат - могу позволить более четко оценивать поведение власти.

 

- Вы говорили Януковичу или Азарову, что подобные суды - это глупость, возможно, в более деликатной форме?

 

- Если кто-то в этой стране поверит в то, что мне надо говорить на эту тему с Азаровым… Не стоит так думать. Я в достаточно понятной форме и очень деликатно на эту тему разговаривал с Президентом. Свою точку зрения всегда говорил так, как Вам сейчас говорю. Если нам сейчас пришили ярлык, что у нас есть политические заключенные, то нет у Украины перспективы быть в единой европейской семье. Мы это четко должны понимать. Я это говорил Януковичу с пониманием того, что Президента надо уважать, но свою точку зрения всегда надо высказывать.

 

- А Вам не кажется, что решения по этим двум делам принимал один человек в этой стране?

 

- То, что мне кажется, в данном случае неважно. Но мы можем сегодня выйти из этой ситуации не через суды, а политическим решением. Политическое решение, если есть желание, принимает Президент.

 

- Такое решение будет принято в ближайшее время?

 

- У нас есть два выхода. Первый - топтаться не месте и не идти никуда. Второй выход - развиваться, как цивилизованное государство. Думаю, последний вариант лучше.

 

- Насколько тяжело Вам работалось в Кабмине Азарова? Многим запомнилось, как во время 20-минутного монолога о капусте Николай Янович прервался и заявил: «Балога, я що, нецікаво розповідаю?» Интересно было?

 

- Я читаю новости на Ipade, но по ходу могу слышать докладчика, ведущего, премьера. Когда он мне сказал: «А Вам нецікаво?», я сказал: «Интересно», и повторил то, что он говорил. Азаров ответил, что очень благодарен и извинился. Так что все было нормально.

 

- А если более глобально брать, Вы удовлетворены своей работой на должности министра?

 

- Исходя из тех задач, которые ставил передо мной Президент, и которые стояли перед нами на 2010-2012 годы, мне было интересно их решать. Но, исходя из того, что наша стратегическая цель - Евросоюз и преодоление барьеров в мировоззрении между Европой и Украиной, то здесь мы не продвинулись. Декларации не соответствовали тем фактическим шагам, которые делала власть. Поэтому мне в какой-то мере жаль, что пошел на пост министра.

 

- Многим запомнилось, как Вы, будучи министром, жестко раскритиковали Путина после его многочасового опоздания к Януковичу. Ваше заявление фактически вызвало международный скандал. Не часто на сообщение политика в социальных сетях отвечают представители Президента России. Большинство политиков и экспертов были уверены, что Вы это сообщение согласовали чуть ли не лично с Януковичем. Так ли это?

 

- То, что в России так отреагировали, - это их ошибка. Можете всем сказать, и Владимиру Владимировичу (Путину, - прим.ред) станет легче: ни с кем я никогда ничего не согласовываю. Это моя личная позиция. Мне было неприятно, что нас так унижают, а мы ничего не говорим в ответ.

 

- А Янукович не высказывал Вам свое недовольство?

 

- А не нужно ничего высказывать. Если моя позиция не понравилась бы Президенту, то у него выход очень простой: подписать указ о моем увольнении. Но я в тот момент не думал «уволят или не уволят». Я же отстаивал не свою должность. Я отстаивал позицию Украины, поэтому мне было по барабану, какое решение будет. Уволят? Наверное, это будет их ошибка (улыбается).

 

- Вы долгое время работали с Виктором Ющенко. Вы ожидали, что его политический конец будет таким бесславным?

 

- Нет, ТАКОГО я не ожидал (смеется). И Вы, наверное, знаете, что я ему не рекомендовал идти на выборы. Ни на президентские, в связи с чем ушел с поста главы АП, ни на парламентские. Но он сам себе советчик. Мне неприятно то, что происходило, но давать ему оценку публично не хочу. Пусть Бог даст ему оценку.

 

- Политик Виктор Балога сейчас во власти или в оппозиции?

 

- У меня иногда складывается ощущение, что у нас во власти нет никого. Скорее всего, я Вам интересен не потому, что где-то кому-то подыгрываю, а тем, что опираюсь на здравый смысл в своих действиях. Думаю, что Вам легче оценить, на каких позициях я нахожусь.

 

- Если судить по риторике, особенно последнего месяца, то это четко риторика оппозиционного политика.

 

- Когда я был министром, если что-то не так, я говорил коллегам и выступал публично. Просто сегодня я чуточку шире эти вопросы комментирую. Тогда говорил о каких-то локальных проблемах. Сейчас говорю о всей стране.

 

- Вам не кажется, что Вашу позицию будет легче отстаивать в составе одной из оппозиционных фракций?

 

- Я сейчас не отстаиваю позицию никаких депутатов или групп. Меня не интересуют никакие депутаты отдельно. Меня интересует Украина. Если я говорю, что наша цель - это Евросоюз, я разделяю мнение Кличко, Тягнибока и Яценюка. В таком случае мы - одна команда.

 

- Но во фракцию к ним Вы не будете входить?

 

- Так разве это главное? Меня не надо удерживать или держать на содержании. Могу еще и помочь. Для того, чтобы занимать правильную позицию, быть где-то - это не главное. Есть такая форма, как внефракционный депутат? Есть. Если мне завтра придут, скажут: «Виктор, ты знаешь, мы будем в Евросоюзе». Я скажу: «Вы знаете, господин Президент, так нет вопросов, я тогда иду чем-то другим заниматься. Сельское хозяйство поднимать буду (улыбается). Уже нет смысла быть политиком - Вы все сделали за нас, а мы просто Вас подтолкнули к этим вопросам». Но если ты сегодня говоришь одно, а завтра совершенно другое - это уже не политика, правда? Это уже игры какие-то. Я защищаю сейчас только вопрос того, куда мы движемся. Лично я хочу, чтобы мы двигались к Евросоюзу.

 

- А куда, с Вашей точки зрения, мы движемся сейчас? В Таможенный Союз, в Европейский или стоим на месте?

 

- Судя по тем телодвижениям власти, которые делаются, я более чем уверен, что мы не движемся ни туда, ни туда. Мы ищем какую-то третью модель существования в пределах отдельной орбиты, которая называется и не Евросоюз, и не Таможенный Союз. Такое украинское ноу-хау. Но это путь на распыление. Надо здесь понять и Президента: он хотел дотянуть до 2015-го года, и думать о том, куда двигаться, в Европу или в Россию, после выборов. Но решение надо принимать в этом году. Вот и вся проблема.

 

 

- У Януковича остались шансы на 2015 год? Кто его самый опасный оппонент из лагеря оппозиции?

 

- Как политик четко понимаю, что имеет шансы человек, которого поддержит и интеллигенция, и политикум, в том числе и оппозиция. Если сложится такая комбинация, то все вопросы о результате выборов будут сняты уже в первом туре.

Останні публікаціївсі

Газета "Єдиний Центр"всі

Газета "Эдиний Центр"